2018-02-21T22:48:39+03:00

В самарском селе Усолье местные жители уже 35 лет разоряют усадьбу Орловых-Давыдовых

«Комсомолка» побывала на графских развалинах. Еще лет пять - и памятник архитектуры сравняется с землей
Поделиться:
Комментарии: comments8
Изменить размер текста:

Поместье графа Орлова-Давыдова - до сих пор визитная карточка села Усолье. Памятник истории и культуры федерального значения вдобавок к своему и без того плачевному состоянию еще и сильно горел летом прошлого года. «Комсомолка» не раз встречала в СМИ упоминание о суммах, которые выделялись властями на спасение графских развалин. Любопытство подталкивало посмотреть, преобразилась ли усадьба после пожара?

И вот мы стоим на главной улице - Королева. Слева - огромная многоэтажная коробка сельскохозяйственного колледжа, а ниже… какие-то древние развалины из красного кирпича и природного камня. Это как раз и есть усадьба графов Орловых-Давыдовых. Вернее, то, что от нее осталось. Несмотря на жалкий вид, руины притягивают как магнит. В них еще угадывается былая красота. Овчарни, конюшни, амбары для зерна - остатки барской роскоши.

Нашим проводником в «затерянный мир» графского имения становится Валентина Шульгина, бессменный директор Музея истории Усольского края. Мы скромно прибились к группе туристов и зашагали по усадьбе.

- Глину для кирпича, из которого строили усадьбу, замачивали на 8 месяцев, - рассказывает экскурсовод. - Только после этого ее вымешивали и формировали кирпичи. Готовую партию управляющий имением Василий Тимофеевич Фомин проверял собственноручно. Он поднимался на второй этаж и сотню кирпичей с каждой партии сбрасывал вниз. Если хотя бы один кирпич разбивался, браковали всю партию, то есть тысячу штук! Каменщик должен был выкладывать за рабочий день стену в аршин высотой, толщиной 90 см. Если он складывал больше положенного, его заставляли разобрать и увольняли. Потому что качественно за рабочий день можно сложить только аршин!

Тем временем фотограф поднимает с земли и крутит в руках ржавый увесистый гвоздь. То, что он старинный – кованый вручную, видно невооруженным взглядом.

- Это типичный однотесный гвоздь, прибивающий одну доску-тесину, – прокомментировала находку экскурсовод. – Их здесь много в развалинах. Местные пацаны предлагают туристам такие за 10 рублей.

Вот так, даже гвозди идут в расход. Осмотрев раритет, двинулись дальше. Нас предупреждают, что заходить внутрь помещений опасно. Может в любой момент обрушиться балка или кирпич на голову свалиться.

- Местная ребятня здесь лазает, бывают и серьезные травмы, - вздохнула Валентина. - Сейчас родовое гнездо одного из самых богатых графов Российской империи – криминальный район. Усольцы в темное время суток сюда не ходят.

Поместье графа Орлова-Давыдова - визитная карточка села Усолье и популярный туристический маршрут Фото: Михаил ДЕНИСОВ

Поместье графа Орлова-Давыдова - визитная карточка села Усолье и популярный туристический маршрутФото: Михаил ДЕНИСОВ

Графский кирпич толкали на сторону

- Слева и справа от графского дворца находились одинаковые одноэтажные строения - флигеля для прислуги, - рассказывает экскурсовод, стоя на фоне зияющей дыры в стене. - С одной стороны постройка пустует, а с другой - в помещениях еще живут люди. Дом фельдшера, аптекаря, садовника и почтовая станция также заняты под жилье.

- Интересно, в каких условиях сегодня здесь существуют усольцы? – думаю и тут же откалываюсь от группы. Возле подъезда женщина в халате вываливает из кастрюли кашу не то для голубей, не то для кур с гусями. На мою просьбу пустить к себе в дом женщина пожимает плечами и ведет по темному коридору, который сильно напоминает коммуналку советского «пошиба». Те же беленые сверху стены с надписями из копоти… Та же отсыревшая штукатурка, сквозь которую краснеет нетленный кирпич.

- Мы, русские беженцы, в 90-е годы приехали сюда из Ташкента, - рассказала женщина. - Хорошо, что хоть какое-то жилье получили. Отопление, вода - все было проведено в советские времена администрацией техникума, потому что здесь раньше было общежитие для студентов.

Жительница графских развалин призналась, что точно такое же строение по другую сторону резиденции графа разобрали по кирпичику сами же усольцы. Несколько пьющих семей лет десять жили за счет того, что увозили кирпичи на телеге куда-то из села, продавали или обменивали на спиртное. Целое крыло разобрали, а потом и сами сгинули, осталась только одна выпивоха, которая непонятно на что и как живет, так как нигде не работает.

- А, может, она тайник нашла с орловским добром, когда стены разбирала? – спрашиваю.

Женщина только отмахнулась в ответ.

- Мы по этому добру уже сотню лет ходим, оно под ногами хрустит: никому не нужно. Вот недавно корова местная наполовину ушла под землю в районе графского парка, то ли в водоотвод древний рухнула, то ли в могилу старую угодила. Еле вытащили.

- А вы сами за 10 лет на ценности не натыкались? – любопытствую дальше.

- Нет, - ответили мне. - А вот на берег Жигулевского моря периодически прибивает всякое волнами: то черепушку вытолкнет, то кресты нательные, а сын однажды сережку старинную нашел из серебра. Ничего удивительного, ведь когда ГЭС строили, много деревень в округе затопили.

Дом управляющего графским имением

Дом управляющего графским имением

1. Дом управляющего графским имением.

2. Вотчинная контора, после пожар серии пожаров верхний этаж был полностью разрушен. Сейчас это единственное здание, которое законсервировано. Поставлены решетки на окна, металлическая дверь, есть деревянная крыша.

3. Дом графа. Был одноэтажный с мезонином. Сейчас крыши нет, перекрытия разрушены, пола и потолка нет.

4. Угловой флигель. Раньше здесь были гостевые комнаты. Сейчас полностью разрушен.

5. Бывшие мужская и женская больницы. Сейчас справа - жилой дом а слева - помещение для служебных собак и игры в теннис.

6. Овчарня. Всего сохранилось три похожих здания. При графе в них было 20 000 баранов. Сейчас здесь мастерские и учебные помещения Усольского сельскохозяйственного колледжа.

7. Почтовая станция. До 1856 года через Усолье проходил главный почтовый тракт. Сейчас это жилой дом.

В любую жару в усадьбе было прохладно

Переваривая услышанное, возвращаюсь к экскурсоводу. Валентина подробно описывает давно утраченные детали фасада, внутренности графского дворца, как будто видела их своими глазами, когда усадьба процветала. Эту женщину с печальным взглядом как будто специально для нас «выписали» из прошлого. Легким росчерком пера управляющего графским имением Василия Фомина.

- Я выросла в графском имении, – призналась «КП» Валентина уже после экскурсии. - Помню, когда возвращалась летом с купанья, всегда тайком заходила во дворец. Внутри метровых стен в любую жару было прохладно. В годы моего детства в усадьбе располагался сельхозтехникум. Пожалуй, это был единственный «хозяин» после графа Орлова, который следил за состоянием построек и поддерживал порядок. В бальном зале с красивым камином собирали детвору на Новый год и на 7 ноября, там со времен графа оставалась сцена. У папы, преподавателя электротехники, в кабинете стояли графские дубовые шкафы. В коридоре было огромное зеркало под потолок, под ним стояли коробочки с мелом. Мел меня тогда тоже интересовал...

Остатки барской роскоши Валентина собирает двадцать с лишним лет. Во дворе Музея истории Усольского края лежит герб, сброшенный алкашами в порядке мести. Стоит часть чугунной колонны. В музее есть комната, посвященная графам Орловым-Давыдовым. Здесь их родословное древо с фотографиями занимает целую стену. А также и мебель, переданная техникумом. В последний год в музей потекла река обломков от местных варваров. Детали литого балкона, чугунные ступени, дверцы от печей…

- Усадьба разрушается с 1975 года, - отметила Валентина Шульгина, - то есть сейчас уже выросли дети тех людей, которые не видели ее во всем великолепии. Паркет давно разобрали и сожгли. Кто? Да студенты. В общежитии пить нельзя, вот они зимой и приходили в усадьбу «погреться» у костра.

- А вы верите, что усадьба возродится уже при вашей жизни? – спросила я.

Валентина посмотрела на меня так, что я пожалела о своем вопросе.

Не могут найти хозяина

Когда на базе усадьбы в 1919 году организовывали сельхозтехникум, никаких бумажек не оформляли. Подписи Луначарского оказалось достаточно, чтобы разделять и властвовать. Праправнук младшего из братьев Владимира Орлова в 1918 году эмигрировал за границу, оставив государству в дар все родовые ценности, которые у него имелись.

- Когда учебное заведение переехало в новый отстроенный четырехэтажный корпус, графское имение должно было остаться в его ведомстве, - разъяснил «КП» краевед. - Ходили слухи, что выделялись деньги на поддержание памятника истории в нормальном виде. Но средства куда-то исчезали. Едва ли директора госучреждения могли присвоить их себе или утаить. Скорее всего, деньги перенаправляли на улучшение нового здания.

Желающих всерьез и надолго заняться барскими угодьями за 35 лет (техникум выехал из усадьбы в 1975-м) было предостаточно. Но пока никому не посчастливилось это сделать. Потому что арендовать или покупать умирающую усадьбу не у кого.

- Я тоже в свое время претендовала на подвальный этаж главной вотчинной конторы, чтобы сделать там музей Орловых, - вспомнила Валентина. - Меня не поддержало управление культуры.

В 1988 году государством выделялись средства на консервацию усадьбы, но, как утверждают местные жители, работы в итоге не проводились. Деньги ушли на издание какой-то книги.

В 2000 году группа депутатов пыталась пробить через Думу финансирование усадьбы под культурный центр. Все было готово и продумано, вплоть до конных маршрутов. Управление культуры должно было взять себе на баланс поместье Орловых-Давыдовых, но этого не произошло.

Сейчас памятник истории - это просто графские развалины

Сейчас памятник истории - это просто графские развалины

В 2006 - 2008 годах на проектирование реставрации памятника истории и культуры «Усадьба Орловых-Давыдовых» из областного бюджета было выделено 14 947 000 рублей. После освоения в течение трех лет бюджетных денег неким ООО «Векторстройпроект», с которым был заключен госконтракт на выполнение проектных работ по реставрации, в июле 2009 года усадьба горела. Это был, пожалуй, самый крупный пожар в поместье за всю историю его существования. Сильно пострадало бывшее до этого наиболее крепким здание вотчинной конторы, особенно третий этаж и крыша. В бюджете 2009 г. финансирование объекта уже не предусмотрено. Счетная палата предложила областному Минкульту взыскать с ООО «Векторстройпроект» неустойку в размере 442,7 тысяч рублей за неисполнение условий контракта – их работу не успела принять госкомиссия. Но неустойку так и не взяли.

А в это время обугленное здание вотчинной конторы заливало дождями.. Крыши у дома не было, и могли рухнуть сводчатые потолки первого и второго этажей. Валентина Шульгина, отчаявшись, написала президенту письмо с просьбой спасти хотя бы одно здание. Средства пришли на счет техникума напрямую из Москвы. Усольцы тут же наняли бригаду, которая поставила решетки на окна, заперла двери и сделала деревянную крытую толем крышу.

Сейчас проект реставрации, по данным министерства культуры, еще не готов. По территории усадьбы летом ходили геодезисты и делали замеры участка для передачи новым хозяевам.

- На кону сотни миллионов, но ясности пока никакой! - говорит хранитель графских развалин. – Снова ищут хозяина…

СПРАВКА «КП»

Село Усолье подарила братьям Орловым императрица Екатерина Великая еще в XVIII веке. Дворцовый комплекс, в который входит вотчинная контора графов Орловых и их потомков Орловых-Давыдовых, - памятник архитектуры первой половины XIX века. Проектировал его ученик великого архитектора Казакова, крепостной Орловых Х.И. Сахаров. Получился шикарный дворец с парком и хозяйственными постройками площадью 28 гектаров. Графы, а также их потомки приезжали сюда летом как на дачу, поохотиться и отдохнуть, вплоть до 1918 года.

КОНКРЕТНО

Кто должен следить на усадьбой?

Андрей Кондрашов, юрист, главный консультант управления правового-кадрового обеспечения и охраны объектов культурного наследия Министерства культуры Самарской области.

- Собственником памятника является Самарская область. Данная усадьба зарегистрирована в государственном реестре имущества Самарской области, точнее, некоторые ее здания. Работа по сохранению этого памятника истории и культуры ведется, усадьба законсервирована. Проект реконструкции еще не разрабатывался, велись подробные исследования на предмет того, как по-настоящему должна выглядеть усадьба, каков был ее первозданный вид. Сейчас рассматривается вопрос о передаче этого объекта инвестору. На основе подписанного соглашения инвестор обязан будет отреставрировать и использовать данный объект. Инвесторов пока нет, а когда появятся, необходимо сначала провести конкурс среди потенциальных хозяев, и по его результатам рассмотреть вопрос передачи объекта конкретному лицу.

ИСТОЧНИК KP.RU

Понравился материал?

Подпишитесь на еженедельную рассылку, чтобы не пропустить интересные материалы:

Нажимая кнопку «подписаться», вы даете свое согласие на обработку, хранение и распространение персональных данных

 
Читайте также