2018-05-16T17:07:57+03:00

Получен первый отклик от потомков солдат из «Дулага-100»

Большинство из тех, кто погиб в пересыльном лагере под Псковом, числились пропавшими без вести
В «ДУЛАГ-100» попадали военнопленные, оказавшиеся в окружении в первые месяцы Великой Отечественной войны.В «ДУЛАГ-100» попадали военнопленные, оказавшиеся в окружении в первые месяцы Великой Отечественной войны.Фото: Сергей ГЕРАСИМОВ
Изменить размер текста:

Их родственники десятилетиями надеялись и верили, что отцы, мужья, братья вот-вот вернутся.

СЕЛЬСКИЙ УЧИТЕЛЬ

В их числе и Сафтар Гулиев, родившийся в 1913 году. Жил он в селе Чайрасово Кедабекского района (Азербайджан). Одними из первых псковичам удалось отыскать именно его родственников.

- Сафтар Гулиев был сельским учителем, - рассказал его внук Камал Кулиев в телефонной беседе с корреспондентом «Комсомолки». – Его призвали на фронт еще в годы советско-финской войны. На тот момент у него подрастали три дочери. Одна из них - моя мама. Ей было всего сорок дней от роду, когда отец ушел.

А в 1943 году в дом пришла соседка и сообщила о том, что глава семейства пропал без вести. Никаких официальных бумаг семья так и не получила.

- В годы войны от тифа умерла средняя из дочерей. Старшая дочь умерла три года назад. Осталась сейчас только моя мама, - отметил Камал Кулиев. - В советские годы семья предпринимала попытки найти могилу отца. У тети муж был редактором газеты. Он писал в МИД, в ЦК КПСС. Приходили бумаги, что Сафтар Гулиев пропал без вести. Мы предполагали, что он погиб. Но где?

В доме с тех самых дней в память об отце почти ничего не осталось. Только маленькая фотография, которую сейчас планируют восстановить и увеличить.

- У мамы пятеро детей – три сына и две дочери, - рассказал Камал Кулиев. - Мама сейчас

плачет целыми днями. Ей 78 лет. Брат в местном архиве ищет документы, хоть как-то связанные с нашим дедом. И конечно, мы планируем привезти маму на псковскую землю, туда, где он погиб.

МАМА НОСИЛА ЕДУ В ЛАГЕРЬ

У художника Сергея Семенова, уроженца Порховского района, в лагере «Дулаг-100» тоже был родственник.

- Находился там дядя моей мамы, - рассказал он. - Мама жила в Порховском районе, сейчас там и деревни этой нет. И она маленькой девочкой ходила в лагерь и носила туда еду. А это от дома почти 30 километров. Но потом немцы запретили приходить. Родителей моих уже нет в живых, и я даже не знаю имя и фамилию дяди.

С детства он слышал немало историй об этом лагере, о военнопленных.

- Дом, в котором я вырос, стоял на Володарского. С нашей улицы и начинался лагерь, - поделился воспоминаниями Сергей Семенов. - Костей мы там не находили, но колючка тянулась оттуда. Дновское шоссе - с одной стороны, с другой – проспект Володарского, с третьей - железная дорога, и уходило все до деревни Полоное.

На поля, где когда-то стояли казармы танкового училища, а потом разместился лагерь, местные жители после войны ходили на сенокос. В том числе и семья Семеновых.

- Было это метрах в 200 от скромного памятника. Я там пионером стоял 9 мая и 23 февраля. Лучших пионеров ставили всегда, - рассказал собеседник.

Много было рассказов о той войне. Например, о расстреле деда отрядом карателей, о спасении тетки, которую прятали от немцев под фуфайкой и садились сверху, только бы ее не увели, о том, как был угнан в Германию отец.

- Но всю боль, все страдания, которые выпали на долю предков, понимаешь только, когда сам становишься родителем, - подчеркнул Сергей Семенов. - Юношей к таким рассказам относишься легкомысленно. А ведь ни один фильм не покажет того, что действительно довелось испытать.

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ

В лагере «ДУЛАГ-100» по предварительным оценкам погибло около 85 000 человек. Нам удалось раздобыть данные нескольких сотен погибших.

Понравился материал?

Подпишитесь на ежедневную рассылку, чтобы не пропустить интересные материалы:

 
Читайте также