2018-10-04T12:47:38+03:00

Человек, заставлявший смеяться СССР: Умер Роман Карцев

На 80-м году ушел из жизни актер и сатирик [видео, радиопередача]
Поделиться:
Комментарии: comments65
Он читал со сцены и Жванецкого, и Чехова, и Зощенко. Он играл в киноОн читал со сцены и Жванецкого, и Чехова, и Зощенко. Он играл в киноФото: GLOBAL LOOK PRESS
Изменить размер текста:

Когда вспоминаешь юмор и сатиру прошлого века, в голове у представителей моего поколения звучат очень знакомые голоса из передачи «Вокруг смеха». Высокий, сухощавый Александр Иванов, нараспев издевающийся над очередными графоманскими стихами в своих пародиях. Михаил Жванецкий с портфелем, быстро бегущий по запятым, как по горячей гальке, к коронной недоуменной (как бы) паузе. Серьезный, гнусавящий Семен Альтов, максимально отстраняющийся от сюжета собственных текстов. Михаил Задорнов с «Девятыми вагонами». И два человека, которые ничего, вроде бы и не сочиняли. Которые выходили на сцену и разговаривали, длинный и коротышка. Виктор Ильченко и Роман Карцев.

Человек, заставлявший смеяться СССР: Умер Роман Карцев

00:00
00:00
Человек, заставлявший смеяться СССР Фото: GLOBAL LOOK PRESS

Человек, заставлявший смеяться СССРФото: GLOBAL LOOK PRESS

Это было уморительно смешно, и не из-за контраста в росте. Просто в какой-то момент тебя подхватывала теплая абсурдная волна, щекотала, заставляла захлебываться от хохота. И ведь пересказать невозможно было: как перескажешь миниатюры «Авас» или «Склад»? И каждый раз при повторении смех никуда не прятался, как после повторно рассказанных анекдотов, обрастающих бородой по мере произнесения. Смех высвобождался сам по себе, и это был великий дар.

Репетиция в Ленинградском театре миниатюр. Справа Аркадий Райкин, третий слева Роман Карцев Фото: фотохроника ТАСС.

Репетиция в Ленинградском театре миниатюр. Справа Аркадий Райкин, третий слева Роман КарцевФото: фотохроника ТАСС.

Роман Карцев. Лучшие выступления.

Сам Карцев написал о том времени книгу «Малой, Сухой и Писатель». Писатель, ясное дело, Михаил Жванецкий. Три одессита однажды приехали в Ленинград. Псевдоним «Роман Карцев» появился в шестидесятые: Аркадий Райкин счел, что настоящая фамилия – Кац – слишком не запоминающаяся для сцены Театра миниатюр. Между тем, отец артиста, Аншель Зельманович Кац, человеком был фантастическим. Был футболистом, потом прошел Великую Отечественную. Его ранили, но демобилизация состоялась только в 1946 году. Стал футбольным тренером, судьей. А будущий Карцев до своей славы артиста успел поработать наладчиком швейных машин на фабрике, пока все попытки поучаствовать в драмкружках не переросли во что-то более серьезное. И, как это не парадоксально, в более смешное.

После смерти Виктора Ильченко в 1992 году у Карцева ни разу не появился соблазн найти себе еще одного «сухого» и «высокого» парнера-резонера Фото: фотохроника ТАСС.

После смерти Виктора Ильченко в 1992 году у Карцева ни разу не появился соблазн найти себе еще одного «сухого» и «высокого» парнера-резонераФото: фотохроника ТАСС.

Каким он был, человек, заставлявший смеяться СССР, просто повторяя про цену раков, но вчера, но больших, но за пять? Влюбчивым, запальчивым, бесстрашным. Способным написать заявление об уходе из театра самого Райкина и махнуть назад, в Одессу. И там жениться на фантастически красивой женщине, которая была моложе его на десять лет и выше – на 10 сантиметров. И прожить с ней жизнь, которая никогда и никому не выставлялась на показ, без выноса сора из избы. И дружить так, что после смерти Виктора Ильченко в 1992 году у Карцева ни разу не появился соблазн найти себе еще одного «сухого» и «высокого» парнера-резонера для контраста в миниатюрах. Он читал со сцены и Жванецкого, и Чехова, и Зощенко. Он играл в кино. Он создал шедевр – образ Швондера, эпизодический, вроде бы, образ в «Собачьем сердце», в котором смог переступить через все свое природное обаяние и стать не столько смешным, сколько страшным, как неумолимая, подстерегающая в подворотне сила.

Он очень много болел в последнее время – сердце. Очень человеческое сердце.

Он создал шедевр – образ Швондера Фото: кадр из фильма

Он создал шедевр – образ ШвондераФото: кадр из фильма

СОБОЛЕЗНОВАНИЯ

Был верен одному автору и всегда попадал "в точку": Грушевский о смерти Романа Карцева

По словам Грушевского, он познакомился с Карцевым еще в поздние 80-е, когда только начинал свою карьеру, а Роман Андреевич уже был мэтром и классиком. Мужчины общались в круизе, который состоял из двух городов – Рима и Неаполя. Шоумену особенно запомнилось, как народный артист, прогуливаясь по улицам Италии, сравнивал ее со своей родиной (подробности)

МЕЖДУ ТЕМ

«Вы неплохой артист, но сильно пересаливаете лицом!»: из воспоминаний Романа Карцева

Конечно, первое, что вспоминается при разговоре о замечательном артисте, ушедшем из жизни 2 октября - знаменитый монолог про раков и бессмертный образ Швондера. Но мы решили привести несколько историй из его чудесных мемуаров - про одесситов и других людей, с которыми он встречался (подробности)

ИСТОЧНИК KP.RU

Еще больше материалов по теме: «Роман Карцев: досье "КП"»

Понравился материал?

Подпишитесь на еженедельную рассылку, чтобы не пропустить интересные материалы:

Нажимая кнопку «подписаться», вы даете свое согласие на обработку, хранение и распространение персональных данных

 
Читайте также