Общество

Как я редактировал районную газету: Тамбовский хор на гастрольном кормлении

Журналиста «КП» подрядили возглавить провинциальное издание, несущее в народные массы свет административной радости и восторга
Журналист "КП" Сергей Пономарев

Журналист "КП" Сергей Пономарев

Окончание.

Часть 1

Часть 2

Часть 3

Часть 4

Часть 5

Часть 6

Часть 7

ТОЛЬКО ЖЕНЩИНЕ НЕ СПИТСЯ, ОНА ДУМАЕТ О НАС…

Ночные бдения в стилистике Сталина, когда цепочка подчиненных ждет, утвердит ли глава очередной номер газеты или нет, - лишь вершинка бюрократического айсберга. Днем - это здесь обязательное правило! - предварительное согласование. Все тексты и фотографии должны быть сверены с отвечающими за направление чиновниками. Например, статья про бизнес - у начальника управления экономического развития администрации, статья про ЖКХ - у районного коммунального босса, про культуру - в соответствующем департаменте. И так далее - по всему списку административных отделов и ведомств.

Для моей предшественницы на посту редактора пренебрежение процедурой согласования всякой чепухи и одобрения этой чепухи высоким местным начальством закончилось печально: устав в глухой ночи ждать отмашки сверху, редакторша самостоятельно отправила номер в типографию. На следующий день ей пришлось искать новую работу, что в райцентре не так-то просто.

Каждый номер газеты - это пронзительный взгляд в рот начальству: проглотит - не проглотит, понравится или нет. Так ли мы сварили блюдо? Досолили ли? Достаточно ли добавили патоки и меда?

Какой закон о СМИ с его смешным положением о том, что учредитель не имеет права вмешиваться во внутреннюю политику редакции. Это у вас там, в столице, можете на дурацкие законы кивать, а у нас, в районе, возьмите эту бумажку и подотритесь ею!

КАДРЫ РЕШАЮТ. ВСЁ!

И все же то, что в масштабах страны выглядит политической драмой (все помнят эти видеосовещания на самом высоком уровне с драматическим сюжетом и интригой: похвалит - не похвалит? накажет - не накажет?), в масштабах отдельно взятого района превращаются в фарс и балаган.

В районе важное событие: появление передвижного агрегата для обеззараживания улиц. Ждут главу, которая задерживается на два часа, нарушая назначенный ею же срок, толпа в ранцах и масках стоит возле по сути поливальной машины. Чтобы госпожа глава наконец появилась и махнула рукой: запускай!

Нет, возможно, Марьяна Ионовна, огненно-рыжая красавица бальзаковского возраста, неплохой человек. Во всяком случае ничем не хуже легиона иных руководителей районного масштаба. Но здесь, как и всегда, королеву играет свита подхалимов и лизоблюдов, которая боится побеспокоить начальство лишним вопросом и неудобным замечанием. А вдруг хозяйка осерчает и отодвинет от кормушки...

Она, эта свор.., извините, свита, кочует за начальницей, как комедийный тамбовский хор за своим хормейстером, которого двигают то в лесную глушь, то в степной простор, то на морскую тишину. Из одного районного ДК в другой. Ну это же типичный принцип кормления чиновничества районного звена: оно - как саранча, сначала объест одно поле, потом дружно снимается с превращенного в финансово-экономическую пустыню места, чтобы перелететь на соседние угодья.

Вот и сегодня во всех кабинетах и на кухнях обсуждают новое кадровое назначение: руководителем администрации большого села, скорее даже поселка, третьего по численности в районе, стал очередной посланец из соседнего муниципального образования. Там он до последнего момента был директором управления «Похоронное дело». А до того возглавлял дворец водных видов спорта. А еще раньше в другом районе отметился и засветился как заместитель главы и участник скандала с несанкционированным мусорным полигоном. Теперь новое назначение на кормление.

Как говорится, чем бы ни руководить: культурой - так культурой, баней - так баней... Жители уже едко шутят: «Воробушки... Прилетели к нам за хлебными крошками...»

И в самом деле: ну что за напасть такая? Под рукой у меня готовая заметка, но поставить ее не могу. Потому что в ней неудобные вопросы. Например, такие:

Почему оператором по вывозу того же мусора выбрали не местное предприятие, а фирму, которая базируется за 70 километров отсюда - в том самом районе, откуда приехала нынешняя глава? И ладно бы толк был, но ведь мусор не вывозят неделями, помойки гниют и воздух не озонируют, а народ стонет.

Мне же предлагают объяснить в газете этот то ли экономический, то ли коррупционный феномен просто: оказывается, виноваты в мусорном затоваривании сами жители, которые на самоизоляции - вот гады! - увеличили потребление еды.

В общем, если сидите дома на карантине, то и готовьтесь к свинской жизни…

Тамбовский хор на гастрольном кормлении.

Тамбовский хор на гастрольном кормлении.

Фото: Валентин ДРУЖИНИН

НАЧАЛЬСТВУ ВИДНЕЕ?

Так же они руководят и прессой.

А что эти люди вообще понимают в газетном деле, чтобы раздавать приказы и указания профессионалам? Дичайшая ситуация! Указания даже не политического, а профессионального, языкового и стилистического характера - они считают, что именно в этом заключается руководство СМИ.

Пытаюсь объяснить своим ретивым кураторам: ну вот я же не командую, когда и где отключать горячую воду и убирать мусор. Не отдаю приказов насчет строительства или озеленения. Не верстаю бюджет района. Почему тогда клерки районной администрации считают для себя правильным учить редакцию, какие должны быть заголовки и рубрики, какие фотографии достойны печати, а какие нет?

Толку нет…

УХОДЯ - УХОДИ

Кстати, за мои месячные труды, хотя я и выпустил пять полновесных номеров, мне заплатили лишь половину обещанной зарплаты. Сказали: «Премия вам не положена». Это система такая хитрая у чиновников: оклад минимальный, а дальше идут всякие накрутки - «за особый характер работы», «за сложность» и т. п. дребедень. Чтобы начальник мог держать тебя на крючке и манипулировать твоим же заработком.

Да и бог с ними, этими зажиленными деньгами. Зато теперь рассказываю историю своего редакторства со спокойной совестью.

И вот что главное: местные читатели вдруг стали писать мне и благодарить за рядовые в общем-то,заметки о своей жизни, родных и близких, рассказы о районе. Это греет. Но все равно холодно. Потому что мнение масс - ничто, нужно, чтобы газета нравилась одному читателю, первому лицу. А вот с этим не задалось.

В общем, испытательный срок я не прошел. Уволился. Градус холуйства и лизоблюдства оказался слишком низким, а гибкости позвоночника не оказалось вовсе. А без этого в такой должности никак...