Общество

Особое топливо и месяц на разработку: как создавали факел Олимпиады-80 в Ленинграде

«Комсомолка» узнала, почему СССР отказался от помощи Японии, и для чего команду сопровождения перед поездкой за границу вызывал министр обороны
От Ленинграда до Греции Олимпийски факел преодолел 5 000 километров. Фото: Пересъемка Олега Золото

От Ленинграда до Греции Олимпийски факел преодолел 5 000 километров. Фото: Пересъемка Олега Золото

Олимпиада-80 в Москве – событие знаковое, причем не только для СССР, но и для всего мира в целом. Строительство десятков спортивных и общественных зданий и комплексов (включая знаменитые московские стадион «Олимпийский» и гостиницу «Космос»), семь стран-дебютантов, 36 мировых рекордов, Олимпийский мишка, памятные монеты и сувениры, концерты и передачи по телевизору, всеобщий восторг и воодушевление – вот что значило в то время это слово. Но всего этого не случилось бы, не сумей в Ленинграде, в НПО имени Климова, в предельно сжатые сроки, всего за месяц, создать главный атрибут Игр – олимпийский факел. О том, как это было – рассказывает «КП-Санкт-Петербург».

ОТ ЯПОНИИ ДО ЛЕНИНГРАДА

Немногие знают, но изначально главный символ Олимпиады должны были делать… японцы. Они даже изготовили проект – но перебрали с национальным колоритом. В итоге получилась конструкция, похожая на ветку сакуры и категорически не устроившая Олимпийский комитет СССР. Переделывать свой факел японцы отказались. До Игр – месяц. Как быть?

Команда умельцев с завода имени Климова. Фото: Пересъемка Олега Золото

Команда умельцев с завода имени Климова. Фото: Пересъемка Олега Золото

- В итоге руководство страны решило обратиться к нам, на завод имени Климова, - вспоминает один из конструкторов факела и первый хранитель огня на Олимпиаде-80 Владимир Гайдо. В то время он занимал на предприятии должность заместителя начальника перспективного отдела. – Как нам объяснили – потому что мы, помимо основной своей продукции делали газовые зажигалки фирмы Ronson.

Но, конечно, дело было не только в зажигалках. Завод имени Климова (ныне, к слову, «ОДК-Климов», входит в Объединенную двигателестроительную корпорацию Госкорпорации Ростех) на протяжении всей своей истории специализируется на разработке и создании авиационных двигателей и двигателей баллистических ракет. Предприятие военное, режимное, имеющее доступ к лучшим для своего времени технологиям и наработкам. А еще – собравшее в одном месте лучших специалистов, умеющих мобилизовываться и выполнять даже самые нестандартные задачи в предельно сжатые сроки.

- Изначально договоренность была такая: мы делаем опытный экземпляр, а потом передаем его в серию все тем же японцам, - продолжает Гайдо. – Но они поставили условие: на каждом факеле будет стоять товарный знак Японии. Естественно, в министерстве авиационной промышленности на это пойти не могли.

Факел разрабатывали на заводе имени Климова, который сегодня входит в Госкорпорацию "Ростех".

Факел разрабатывали на заводе имени Климова, который сегодня входит в Госкорпорацию "Ростех".

Фото: Олег ЗОЛОТО

«АККУРАТНО – ВОЗМОЖНЫ ГРАНАТЫ ИЗ ОКНА»

На базе завода имени Климова создали специальную рабочую группу, в которую вошли Владимир Гайдо, Яков Пинскер, Валентин Любман, Евгений Сур, Эдуард Литвиненко, Николай Секретарев, Валентин Бабкин, Иван Вяйзинен и художник Борис Рогачев. Последний, кстати, буквально за два дня изучил массу литературы, включая древнегреческие мифы, и придумал дизайн всей конструкции, опираясь на предельно четкую рекомендацию сверху: «факел должен быть удобным, легким, внешне отличаться от всех предыдущих, а самое главное - походить на факел!»

Конечно, олимпийский факел и зажигалка – вещи принципиально разные, в том числе и по устройству. Поэтому в отдельные моменты инженерам и конструкторам пришлось изрядно поломать головы. Так, например, на этапе испытаний возникла проблема: выяснилось, что факел может гореть только две минуты, а потом сам собой затухает. А спортсмену-то, который его понесет, нужно больше!

- Стали смотреть и обнаружили, что в сжиженном газе, которым заправляли факел, есть водяная фракция, - продолжает наш собеседник. – В испарительной камере она охлаждалась и превращалась в иней. Благо, мы все были двигателисты, а потом решили проблему быстро: добавили в газ специальную фракцию, которая использовалась в авиационном керосине.

Владимир Гайдо был одним из тех, кто создал главный символ Олимпиады.

Владимир Гайдо был одним из тех, кто создал главный символ Олимпиады.

Фото: Олег ЗОЛОТО

Испытания успешно довели до конца, факел приняли и изготовили нужную партию – 6 200 штук. 5 000 – для спортсменов, которые должны были нести его от Греции до Москвы, и еще 1200 – про запас и на сувениры. А самого Владимира Гайдо вместе с еще двумя товарищами отправили за границу для сопровождения эстафеты Олимпийского огня.

- Перед поездкой заграницу нас предупреждали: «Будьте осторожнее. В Греции узкие улицы. Возможны гранаты из окна». Но на деле все оказалось совершенно иначе – нам организовали невероятно теплый и радушный прием. Угощали сигаретами, какими-то местными яствами – в общем, все прошло замечательно.

СДЕЛАНО В СССР

Между странами передвигались в составе специальной делегации на микроавтобусе «Латвия», который, видимо, в целях постоянного надзора, сопровождала небольшая японская делегация. Поездки на «Латвии» занимали по десять часов в день (делегация была в пути).

Художник Борис Рогачев, отвечавший за внешний вид факела, всего за несколько дней изучил груду литературы - и в первую очередь книги о древнегреческих мифах и искусстве. Фото: Пересъемка Олега Золото

Художник Борис Рогачев, отвечавший за внешний вид факела, всего за несколько дней изучил груду литературы - и в первую очередь книги о древнегреческих мифах и искусстве. Фото: Пересъемка Олега Золото

- В Греции, к слову, вскрылась еще одна проблема, которую мы не учли – просто потому что не могли учесть, - продолжает Гайдо. – В факеле была дроссельная игла, которая регулировала расход газа. Эту иглу зафиксировали небольшой капелькой клея. И все было бы хорошо, если бы не температура в Греции – 45 градусов в тени. От жары клей расползался, заполнял щель дроссельной иглы, и факел гас. Поэтому мы постоянно ее чистили. В итоге никто ничего не заметил, и все прошло штатно – но поверьте, поработать для этого пришлось хорошо!

Олимпиада давно завершилась, но воспоминания о ней, признается Владимир Гайдо, у него остались на всю жизнь. А созданный в Ленинграде олимпийский факел – один из 6 200 – до сих хранится у нашего собеседника дома, в особо уголке памятных вещей.

Старт Олимпиаде традиционно давали в Греции.

Старт Олимпиаде традиционно давали в Греции.

Фото: Олег ЗОЛОТО

К слову, еще один факел можно увидеть в музее «ОДК-Климов». Несмотря на то, что с «олимпийских» событий прошло уже 40 лет, он работает как часы – недавно его даже зажигали специально для приглашенных журналистов. Вот что значит - сделано в СССР!

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ:

Олимпиада, которая изменила СССР

40 лет назад, 19 июля 1980 года, начались XXII Летние Олимпийские игры в Москве (подробности)