2018-11-12T11:11:24+03:00

Шорт-лист "НОСа", рептилоиды, правящие миром, и что с нами будет, когда информационные технологии захватят мир окончательно

В Красноярске завершила работу двенадцатая книжная ярмарка
Анна Жучкова
Поделиться:
Комментарии: comments2
Посетители фестиваля КРЯКК. ФОТО facebook.com/prokhorovfundПосетители фестиваля КРЯКК. ФОТО facebook.com/prokhorovfund
Изменить размер текста:

В Красноярске завершилась XII Ярмарка книжной культуры. В этом году программа дискуссий и книжных столов строилась вокруг вопроса взаимодействия гуманитарного знания и цифрового пространства. В скором будущем информационные технологии, выйдя за пределы компьютера, подчинят себе мир предметов, а мы при этом рискуем получить ментальный паралич как следствие бесконечной множественности выборов. Приметы этого видны уже сейчас: "У нас всех, черт возьми, стало слишком много выбора. Выбор составляет основную часть нашей интеллектуальной работы, - заявила критик Галина Юзефович. По мнению критика, из-за изобилия выбора и происходит отрицание современной литературы.

Уходят в прошлое книги как объект реальности, их заменяют свитки виртуальных текстов, считываемых с экрана. Текстов все больше, времени на их осмысление - все меньше. Нужны новые стратегии взаимодействия читателя и литературы, и их вместе с посетителями КРЯКК пытались выработать эксперты, социологи, культурологи, искусствоведы и филологи.

Впрочем, новая реальность не только пугает, но и предоставляет неожиданные возможности. Культуртреггер Александр Гаврилов считает, что наша эпоха "вернула устное слово" и мы заново проживаем сократовский диалог с миром. Нам ещё предстоит осмыслить феномен "письменного устного текста" в соцсетях. Но в целом эксперты пришли к выводу, что меньше читать мы не стали, просто текстов стало много.

Борис Куприянов, владелец книжного магазина "Фаланстер", выразил опасение, что скорость современного мира может лишить читателя навыка медленного чтения и критического осмысления текста.

Одним из способов догнать стремительно ускоряющийся мир стало популяризаторство. Но кто такой популяризатор на самом деле, эксперт или шарлатан? Дискуссия о роли "переводчика смыслов" и толкователя научного знания оказалась самым горячим событием XII КРЯККа.

В ходе беседы социолог Виктор Вахштайн и филолог Константин Богданов утверждали, что популяризаторство не имеет отношения к науке и экспертизе. Популяризатор - тот, кто оторвался от научного знания и заблудился в СМИ. Критик Галина Юзефович предприняла попытку отстоять значимость популяризатора, приведя метафору ситечка и пульверизатора, распыляющих знание на широкую аудиторию, и сравнив себя с переводчиком, "который умеет ботать по фене и по науке". На что Вахштайн возразил, что у популяризатора не то что двух, и одного-то языка нет, а есть лишь "гибридизация" языка обывателей, здравого смысла и научных терминов. "Вот сейчас обидно было, - не выдержала Юзефович.

В конце беседы Вахштайн высказал интересную мысль: может быть, чтобы избежать упрощения и спрямления смыслов, стоит переводить язык науки не на язык обывателя, а на язык другой науки? Скажем, философии? Решение этого вопроса, как и вопроса стратегий чтения и выбора относится к зоне нашего ближайшего развития.

Авторы книги "Теории и практики заговора: конспирологический язык в эпоху постправды" Борис Куприянов и Илья Яблоков беседовали о проблеме популизма и теории заговора как регуляторе политической жизни России и США. "В теории заговора не нужно ничего доказывать, достаточно просто растиражировать", - отметил Куприянов. - Наиболее ярким примером этого является случай Дэвида Айка, предложившего простую модель объяснения всех мировых проблем: нами правят рептилоиды. И надо констатировать, что выступления Айка собирают миллионы желающих узнать, как рептилоиды это делают.

Но это там, у американцев, у нас же все по науке: приехавшая на КРЯКК политолог Екатерина Шульман объяснила причину, по которой российское общество не развивается: оказывается, нашей базовой ценностью является безопасность, и мы все, от президента до дворника, озабочены ее наращиванием, будь то покупка гречки впрок или усиление военной базы.

КСТАТИ

Центральным событием КРЯККа традиционно стали открытые дебаты премии "Нос", после смерти "Русского Букера" вошедшего в тройку главных литературных премий страны. "Нос" расшифровывается как "новая словесность" и "новая социальность", что очень верно обрисовывает характер этой премии. Именно проявление социальности в словесности (а не литературе) и отражают ее выборы.

И жюри, и эксперты премии отметили, что тенденция этого года - "во внимании и сочувствии к маленькому человеку на обочине". Но речь не о любви к нему, а о том, что книги написаны "с позиции маленького человека, который оказывается вовсе не маленьким, а со страстью и яростным отношением к жизни".

В конце января - начале февраля в Москве "Нос" будет выбирать победителя, самого страстного и самого яростного маленького человека современности.

В Шорт-лист "Носа" в этом году вошли:

Д. Горелов "Родина слоников",

Е. Некрасова "Калечина-Малечина",

Н. Мещанинова "Рассказы",

А. Немзер "Раунд",

Л. Петрушевская "Нас украли. История претуплений",

М. Степанова "Памяти памяти",

З. Зиник "Ермолка под тюрбаном",

А. Горбунова "Вещи и ущи",

В. Пелевин "iPhuck 10".

Ю. Лейдерман "Моабитские хроники".

Инициатором и организатором Красноярской ярмарки книжной культуры традиционно выступает Фонд Михаила Прохорова.

Понравился материал?

Подпишитесь на ежедневную рассылку, чтобы не пропустить интересные материалы:

 
Читайте также