2018-07-04T12:44:58+03:00

Семья Бергфельдов, застрявшая в Пскове, оказалась мошенниками?

Катарина Миних, которая помогала паре, рассказала свою версию их пребывания в России
Поделиться:
Комментарии: comments14
Катарина Миних уверена, что Бергфельды всех обманули. Фото: Катарина Миних.Катарина Миних уверена, что Бергфельды всех обманули. Фото: Катарина Миних.
Изменить размер текста:

Семейная пара из Германии, у которой отобрали детей, спасается в России. Сейчас Бергфельды застряли без денег и документов в Пскове, им нужна помощь. Это краткое содержание предыдущей серии этой драмы.

Однако вскоре стало ясно, что история не так проста. Корреспонденту «Комсомольской правды – Псков» удалось поговорить с другой участницей событий, которая высказала свою версию.

РЕШИЛА ПОМОЧЬ

Катарина Миних живёт в Калужской области. Когда-то жила в Германии, но потом пришлось уехать в Россию. Несколько лет назад столкнулась с проблемой немецкой ювенальной юстиции, поэтому к Бергфельдам женщина сначала отнеслась с сочувствием и желанием помочь.

- Мне позвонила подруга и рассказала, что в у неё есть знакомая пострадавшая мама, беженка из Германии. У неё отобрали детей, а сама она сейчас в Мадриде в страшнейшем положении, - рассказывает Катарина.

Сама она к тому моменту уже находилась в России, поэтому могла помочь только удалённо – сбором денег и переводом. Немецкий язык, как и русский, она знает отлично. Бергфельды уже тогда знали, что поедут в Россию, поэтому свой переводчик-волонтёр им не помешал бы.

Катарина Миних. Фото: личный архив.

Катарина Миних. Фото: личный архив.

- Сони сама мне написала, прислала документы, которые подтверждали её слова, - продолжает Миних. – Мы подняли связи, устроили Бергфельдом в Мадриде, им помогала журналистка Вера, подключился Гарри Мурей. Мы с ним тогда ещё общались.

По словам Катарины, правозащитник обратился к ней с просьбой начать сбор средств. Мол, мне говорили, что ты это умеешь.

- Я решила, чтобы потом ко мне никаких претензий не было, нужно открыть счёт. С него либо переводила Бергфельдам деньги, чтобы они могли купить билеты и еду, либо сама покупала билеты, - говорит Катарина.

Билеты женщина покупала один раз, когда немцы ехали из Чехии в Эстонию, но потом они передумали и решили въехать в Россию через Латвию.

В Риге семейная пара отправилась в посольство.

- Я подключаю друзей, чтобы они их приютили, пока я разбираюсь с посольством. Я уговаривала атташе посольства, что этой семье нужно обязательно помочь, Просила всех писать за них ходатайства, подключила Питер, Москву, Калугу, всех знакомых, - перечисляет собеседница.

Вся сложность заключалась в том, что у Бергфельдов не было загранпаспартов, поэтому в Россию их могли не пустить. Единственный шанс – написать на границе заявления о предоставлении статуса беженцев. В посольстве чете дали сопровождающее письмо, атташе сам отправился с ними на границу.

- На улице тогда было -18. Естественно, я набрала тёплой одежды, обуви, понимая, что едут они в летнем, - вспоминает Катарина.

Катарина собрала для немецкой пары зимние вещи, чтобы они не замёрзли в России. Фото: Катарина Миних.

Катарина собрала для немецкой пары зимние вещи, чтобы они не замёрзли в России. Фото: Катарина Миних.

ЖИЛИ ЗА ЧУЖОЙ СЧЁТ

Бергфельды прибыли в пункт пропуска Бурачки со стороны Латвии, Катарина – со стороны России.

- Больше трёх часов решался вопрос о том, можно ли меня запустить на границу, чтобы я переводила. В итоге меня пустили с полицией, - продолжает женщина. – Я переводила документы с русского на немецкий и наоборот. Мы сидели в отдельной комнате. Потом нам объявили, что нужно ждать решения в этой комнате девять дней. Мы просидели двадцать часов, но я подняла всех на уши, и нам разрешили выехать в гостиницу.

До гостиницы в Себеже горемычная пара вместе с Катариной ехали в сопровождении полиции. Больше недели они провели в большом напряжении, но наконец паре дали бумагу о том, что у них есть три месяца, пока российская сторона решает вопрос о предоставлении им статуса беженцев. Можно работать, учить язык, пытаться устроить жизнь.

- Пока мы сидели в Себеже, у них не было денег, а платить из своего кармана за всё я не могла, поэтому мы организовали сбор денег, - в голосе Катарины появляется возмущение. – В общей сложности за всё время мы собрали около ста тысяч рублей, а потратила я сто тридцать три! И никаких шести тысяч евро там и в помине не было. Я не знаю, откуда Мурей взял эту сумму, точнее догадываюсь. В 2016 году, когда я переехала в Россию, мне нужно было оформлять документы, я хотела подать в Европейский суд по правам человека, в этом помогал Гарри. Он заявил, что нужна какая-то экспертиза, которая стоит шесть тысяч евро, но у нас не было денег, о чём мы и сказали Мурею, но с тех пор он со мной не общается.

Основные траты начались в Калуге. Катарина приютила Бергфельдов у себя в доме. Они гостили два раза – две с половиной недели до отъезда в Москву, потом ещё полторы.

- В Калуге мы поехали в банк и сделали им карты, чтобы они сами заведовали своими деньгами, - объясняет женщина. – Им я сказала, что на этом моя работа по сбору денег закончилась. Последний перевод на карту – 90 рублей – поступил 5 апреля. С тех пор ничего не было.

Однако уже через пару недель, как в доме появились гости из Германии. Муж Катарины обратил внимание на некоторые странности. Например, на пристрастие Сони к алкоголю.

- Я-то добрая душа, сначала не обращала внимание, а потом уже когда они уехали, стала наводить в этой комнате порядок, и выбросила столько бутылок из-под спиртного! А у нас в доме никто такого даже не употребляет! – возмущается женщина.

Однако это были только первые звоночки.

Катарина тщательно записывала все поступления на карту и уверяет. что шесть тысяч евро там не набралось бы даже за весь период сбора. Фото: Катарина Миних.

Катарина тщательно записывала все поступления на карту и уверяет. что шесть тысяч евро там не набралось бы даже за весь период сбора. Фото: Катарина Миних.

ОБЕЩАЛИ НАЙТИ ДОЧЬ

- Мы им дали отличный старт – дали одежду, почти новые чемоданы, чтобы они перевезли свои вещи в Москву, через православную церковь нашли в Москве бесплатную квартиру. Люди им носили деньги, продукты, - рассуждает Катарина. – Мы им купили хороший ноутбук.

Казалось бы, зачем людям с положении Бергфельдов ноутбук?

- Ещё в Себеже Сони узнала, что у меня в Германии отобрали дочь, и я не знаю, где она. Сони заявила, что они с мужем могут найти очень легко, нужен только ноутбук, на который они поставят программу. Ноутбук я им купила, что ни сделаешь ради своего ребёнка? – волнуется Катарина.

Немцы, получив ноутбук, начали бурную деятельность. Вскоре Сони радостно сообщила, что дочь Катарины нашлась в том же детском доме, что и дочь Бергфельдов. Девочки живут в одной комнате.

- Но Сони сказала, что мою дочь бьют, у неё всё очень плохо, что она чуть ли не при смерти. Чтобы связаться с ней, нужно передать телефоны. Я перечислила примерно 18 тысяч рублей в Германию, нашли человека, который купил и передал телефоны. И ровно с того дня я ничего о дочери не слышала, а передача телефонов произошла 5 апреля, - говорит Миних.

Сони начала оправдываться, что телефон украли, но в сердце Катарины закрались сомнения. Она начала своё расследование. Нашла через интернет человека, который когда-то был в том же детдоме, что и её дочь, расспросила его обо всём.

- Оказалось, что она вообще в другом городе, с ней всё хорошо, никакой дочери Бергфельдов она не знает. Потом я связалась со всеми детьми Сони и их бабушкой. Оказалось, что они больше года не живут в социальном учреждении, а находятся у бабушки, у них всё хорошо. Телефоны они получили, но им не сказали от кого они. Я поговорила с бабушкой, та оказалась честным человеком и аппараты вернула, - продолжает историю Катарина.

ПАТАЛОГИЧЕСКАЯ ЛГУНЬЯ

После этого Катарина потребовала у Бергфельдов все документы, подняла на уши разные учреждения, и на основе полученных бумаг и переписок составила свою версию событий, которые привели Бергфельдов в Россию.

- Чем больше я читаю, тем больше я удивляюсь. Оказывается, в их семье ювенальная юстиция работает не с 2011 года, а с 2005-го. Именно тогда Сони поставили диагноз, который означает, что она паталогическая лгунья. Она придумывает разные истории и сама в них верит, - делится Катарина.

Более того, в Москве паре предлагали три работы в немецкий компаниях, но Сони и Маркус почему-то отказались.

- Сони вообще не умеет ни готовить, ни убирать. Из документов следует, что у них максимум двое общих детей, а сам Маркус с 2006 по 2008 год сидел в тюрьме за мошенничество. Поверьте, в Германии чтобы на такой срок попасть с тюрьму, нужно натворить что-то серьёзное, - сбивчиво объясняет Катарина. – Есть обвинение и в сторону Сони. Она около сорока раз привлекалась к ответственности за мошенничество и тоже не раз была в тюрьме. Одно время они скрывались на Мальте, но их оттуда депортировали.

Получается, что служить в Бундесвере Маркус не мог, а про изъятие детей Миних рассказывает вот что:

- За день до изъятия детей у Бергфельдов случился скандал. Сони побила собственную мать, вела себя неадекватно, за что её и забрали в вытрезвитель, а потом приехала полиция и забрала детей. И до этого было много жалоб из школ, что дети ходят голодные, плохо одетые. Соседи даже видели, как они лезут в мусорные баки в поисках еды, - выкладывает шокирующие факты Катарина. – Это при том, что им с 2005 по 2011 год постоянно помогала ювенальная юстиция. В дом приходила женщина, которая готовила и убирала, потому что Сони сама не умеет ничего.

Когда детей изъяли, бабушка ходатайствовала, чтобы их передали ей, но Сони грозилась убить её.

- В 2012 году Сони и Маркус опять сидели в тюрьме. Они просили, чтобы им разрешили свидание с детьми, но ювенальная юстиция им отказала, - подытоживает Сони. – Получается, что у них везде алкоголь и мошенничество.

КОПЕТЕНТНО

Псковские власти прокомментировали информацию о том, что семье Бергфельдов отказали в помощи.

- Граждане Германии Бергфельд официально не обращались за помощью ни в Администрацию города, ни в территориальное управление Пскова Главного управления социального развития Псковской области, ни в городскую Думу. О том, что семья Бергфельд попала в сложную ситуацию в Пскове, мы узнали из газет и соцсетей. После того, как в фейсбуке, появилось обращение от некой Ирины Волынец, Иван Николаевич Цецерский, Глава города, незамедлительно ей ответил, что помогать попавшим в беду обязательно нужно. Но для этого нужно начать с официальных обращений и предоставления документов. И такую проблему не решить по социальным сетям. Иван Николаевич отметил, что с 9 утра он на месте, нужно лично подойти и обозначить проблему, тогда можно будет совместно со специалистами Администрации Пскова разобраться во всем и подумать над путями решения.

Да, согласно нашему законодательству, есть некоторые сложности в решении вопросов, например, предоставления муниципального жилья гражданам иностранных государств. Но можно было бы попробовать подключить общественные или благотворительные организации или какие-либо другие ресурсы, но для этого необходимо владеть информацией – кто эти люди, что с ними произошло, и какая помощь им необходима.

 
Читайте также